Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Донбасс. Часть 5: Они сражаются за Родину (окончание)

Автор: enews_1
2 августа 2017 в 19:19
Комментарии: 2

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова. 

Третье. Наконец, настало время рассказать подробнее об уже упоминавшейся ранее структуре СИМИК, играющей поистине выдающуюся роль в развитии ситуации в зоне конфликта, в проведении АТО в целом, прежде всего в реализации связанных с АТО задач гуманитарного порядка – проще говоря, в усилиях по налаживанию относительно нормальной жизни людей в явно «ненормальных» условиях продолжающихся боевых действий.

Аббревиатура СИМИК (по-английски CIMIC) – расшифровывается  как Civil-Military Cooperation (Военно-гражданское сотрудничество). Это специализированная структура в составе ВСУ, задачи которой официально определяются следующим образом : «координация и взаимодействие с органами исполнительной власти, местного самоуправления, общественными организациями и гражданами в районах дислокации подразделений ВСУ с целью формирования положительного общественного мнения и обеспечения благоприятных условий для исполнения ВСУ их заданий, путем оказания помощи гражданскому населению в решении проблемных вопросов жизнедеятельности с использованием военных и невоенных сил и средств».

Переводя вышеприведенное формальное определение на более простой и понятный язык – СИМИК является армейской организацией, являющейся своего рода посредующим звеном между собственно боевыми формированиями и структурами управления украинской армии с одной и сообществом мирных граждан, проживающих в зоне конфликта – с другой стороны. Как таковая организация CIMIC возникла и получила распространение в странах НАТО, прежде всего в США, страны Северо-атлантического блока  оказали активную помощь консультативного и организационного характера при создании аналогичной системы в Украине. Украина на настоящий момент является единственной страной в пост-советском пространстве (страны Балтии, уже интегрировавшиеся в европейское и евроатлантическое сообщество – не в счет), имеющей такую форму организации, настоящим пионером в этом позитивном начинании.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Забегая немного вперед, отметим – применение в Украине, в условиях войны, системы СИМИК не просто дало весьма благоприятные результаты, но и в полной мере превзошло все исходные ожидания. Симики (здесь и далее – структура обозначается заглавными буквами, ее представители – прописью) стали теми необходимыми посредниками между армией и мирными жителями, которые смогли обеспечить нормальные, а во многих случаях и по-настоящему дружественные взаимоотношения между ними, создать атмосферу по крайней мере вполне терпимого сосуществования даже в тех местностях, где резко преобладают анти-украинские настроения. Деятельность Симиков – исчерпывающий ответ идеологам «русского  мира» и их прихвостням как в Украине, так и в Молдове (тыкать пальцем в конкретных молдавских персонажей не будем – Nomina sunt odiosa) в их остервенелой анти-западной и анти-НАТОвской агитации. Обслуживающий интересы Кремля информационно – пропагандистский аппарат - от различного рода «теоретиков» и деятелей медиа-сферы до гундяевских попов и холуев из различных зарубежных «про-российских партий», -постоянно внушает своей «пастве», что «растленный Запад»  ничему хорошему «высокодуховный» мир русского православия научить не может, а НАТО является бряцающей оружием злобно – агрессивной организацией, только тем и занятой, что вынашиванием планов порабощения Евразийского сообщества (куда, естественно не спрашивая их мнения, зачисляют и Украину с Молдовой). Что же – если это «порабощение» будет сопровождаться созданием таких доказавших свою высочайшую полезность и эффективность структур как СИМИК – может быть все это не так плохо?

Примеру украинских Симиков «русский мир» может противопоставить только такие впечатляющие примеры «общения с мирным населением» как бесчинства пьяных «казачков» в Приднестровье в 1991 – 92 гг., тошнотворные зверства российской солдатни в Чечне в ходе двух прошедших войн (кое какие примеры тому автор по опыту 1995 г. знает не понаслышке), изгнание грузин из Гальского района в 2008 г., представленные автором ранее в этих очерках «подвиги» сепаратистов и оккупантов на Донбассе и устланная трупами «миссия братской помощи» в Сирии. Автор понимает, что склонен злоупотреблять историческими параллелями, однако и в данном случае невозможно обойтись без некоторых аналогий. Приведем пример, наглядно показывающий, что для «русского мира» мародерство и издевательства над мирным населением (что примечательно – к тому же во многих случаях «своим»!) является генетической чертой, причем от  поколения к поколению и от войны к войне ничего не меняется. Современный российский историк В.Замулин, исследователь темы Курской битвы, в своей работе «Забытое сражение Огненной Дуги», повествуя о безобразном положении с пищевым обеспечением бойцов 7-й гв. Армии Воронежского фронта, сообщает : «На этой почве весной (1943 г. – ВМ) в селах, расположенных в полосе фронта, были нередкими случаи мародерства, незаконного увода у мирных жителей скота и даже вооруженных нападений групп военнослужащих на жилища колхозников и их убийства». Очевидно, не следует «догадываться с трех раз», чтобы понять, какую альтернативу изберет любой психически нормальный человек : службу СИМИК, выстроенную по образцу «НАТОвских поработителей», либо «высокодуховное» мародерство «ополченцев» и российских оккупантов, следующих названным традициям «дедов, которые воевали».

Суммируя сказанное, хочется спросить - для чего Москва пытается навязать свою волю Украине : чтобы с ее гражданами «устанавливали контакты» не Симики, а «казакующая» пьянь и наркоманы – «ополченцы»?

Однако вернемся к деятельности Симиков в зоне АТО на Донбассе. Территориальные формирования структуры СИМИК комплектуются из специально отобранных военнослужащих, включая офицеров старшего звена (звания подполковник – полковник). Так, в во время поездок в Трехизбенку и Золотое нас курировал начальник северодонецких Симиков – полковник, человек, побывавший во многих боях, прекрасно знающий ситуацию в зоне конфликта и умелый организатор на своем новом поле деятельности. Начальствующие структуры ВСУ направляют на выполнение задач по осуществлению контактов с местным населением хорошо проверенных представителей командного состава, как правило имеющих серьезный боевой опыт и специализированную подготовку – знания в области психологии, социальных контактов, знакомство со спецификой деятельности органов местного публичного управления и т.д. Кандидаты в ряды Симиков проходят тщательный отбор и обязаны закончить специальные курсы, что практически полностью исключает попадание в структуру СИМИК «случайных людей». Такие кадры составляют своего рода «костяк» личного состава подразделений СИМИК, помимо этого достаточно широко привлекаются военнослужащие, не прошедшие специального обучения и выполняющие различного рода повседневные задачи. Среди Симиков немало женщин, как правило выполняющих задачи гуманитарного характера – с некоторыми из них нам довелось общаться в Северодонецке и даже совершить поездку на «пустующий» КПВВ в Золотом. Эти встречи оставили самое теплое впечатление : попавшие в зону АТО из различных мест Украины – из Киева, Харькова и др., оставившие в тылу своих близких, наши собеседницы удивляли спокойной уверенностью в высокой человеческой востребованности того, что они делают, ясным осознанием того, что на фронте, иногда непосредственно в зоне боев, они «на месте».

При выполнении своих многоплановых и разносторонних задач структуры СИМИК имеют полномочия привлекать – по заявкам граждан либо при возникновении тех или иных проблем социально – бытового порядка специализированные службы соответствующего профиля – саперов, МЧСовцев, «коммунальщиков» (электрики, водопроводчики, Службу газа и др.), строителей, в том числе дорожных и т.д. Разнообразная работа с населением ведется постоянно, в качестве выполнения Симиками своих штатных обязанностей, причем с охватом всех населенных пунктов зоны конфликта - вне зависимости от того, находятся  там те или иные подразделения ВСУ или нет. По сути территориальные подразделения СИМИК являются единственной армейской структурой, охватывающей своей деятельностью ВСЕ население прифронтовых районов и нацеленной на работу с КАЖДЫМ их жителем.

Зачастую – в особенности в тех местностях, где местное самоуправление находится в руках про-сепаратистски настроенных «Оппблоковцев», Симики выступают в качестве единственных представителей украинской официальной власти. Как правило работа с «не любящим Украину» местным руководством представляет серьезные трудности и требует значительной выдержки и терпения. По пути в Трехизбенку нам необходимо было остановиться в одном из сел, где местный мэр – явный сепаратист. Автор спросил руководившего поездкой полковника - Симика, существуют ли в Украине те или иные нормативные акты, регулирующие отношения структуры СИМИК с местными властями. Тот ответил, что нет, в каждом конкретном случае приходится «подбирать ключ по-своему» - и добавил : «сейчас приедем, сами увидите, как будем общаться с тамошним мэром». Общение не получилось, поскольку мэр спешно постарался в лучших традициях «русского мира» сделать вид, «что его тут нет».

С Симиками нам довелось общаться в Северодонецке, в Волновахе и в Мариуполе, в ходе целого рада бесед сложилась достаточно емкая картина всесторонней деятельности этой структуры.

Пожалуй, главным в настоящее время направлением работы Симиков с местным населением является решение проблем, непосредственно связанных с продолжающимися боевыми действиями, обеспечение мер по обеспечению безопасности граждан, упреждение возникающих угроз этой безопасности и устранение последствий боев для гражданского населения. Прежде всего это постоянные инструктажи по мерам личной безопасности, в первую очередь по «минному делу», обучение мирных жителей мерам предосторожности в связи с минной угрозой. В ходе поездки в Трехизбенку наши «кураторы» подробно рассказывали нам, как проходит это обучение, на какие опасности и способы их избежания в основном обращается внимание в ходе таких «уроков». Особое внимание в подобном обучении «минному делу» уделяется работе с детьми, Симикам вменяется в обязанность работать по этой теме в школах. Симики активно участвуют в организации разминирования в прифронтовой зоне - приглашают бригады саперов, обеспечивают их взаимодействие с местным населением и порядок в ходе проводимых работ. Одна из задач Симиков – организация оперативного устранения последствий обстрелов со стороны противника : быстрое тушение пожаров, помощь в восстановлении разрушений домов в жилом секторе,  ликвидация повреждений коммунальных сетей и объектов и др. В случае резкого обострения боевой обстановки в задачу Симиков входит подготовка и организация эвакуации в безопасное место мирного населения. Важной задачей является помощь населению в организации хозяйственной деятельности в зоне боев – так, в одном из сел крестьяне обратились к Симикам с просьбой создать возможности обрабатывать поля, непосредственно прилегающие с тыла к передовым позициям ВСУ – решить весь весьма непростой комплекс проблем, возникающих в связи с такой просьбой, призвана именно такая «посредующая» организация. Симики отвечают за своевременное предоставление медицинской помощи раненым и пострадавшим в ходе боевых действий гражданским лицам.

Второй важнейший комплекс задач, стоящий перед структурой СИМИК - оказание гуманитарной помощи и гуманитарная поддержка населения, что включает самые разные виды деятельности – распределение среди населения гуманитарной помощи, как поступившей из-за рубежа, так и собранной в других регионах страны, помощь в проведении ремонта домов и частных хозяйственных построек, поддержка пенсионеров и семей с несовершеннолетними детьми, курирование и оказание всесторонней, прежде всего материальной поддержки социальных учреждений, прежде всего детских садов, школ, больниц,  выполнение заказов населения на поставку необходимых товаров и материалов и др. При выполнении таких задач Симики имеют право активно привлекать материальные и трудовые ресурсы административных структур (госадминистраций) и расположенных в данной местности формирований ВСУ.

Особого упоминания в этой связи заслуживает работа Симиков в детских учреждениях. Мы стали свидетелями исключительно трогательной сцены посещения военнослужащими детского садика в Трехизбенке, куда они привезли разнообразные игрушки для детей.  Детский восторг и искренняя забота о них людей, не раз видевших смерть на поле боя, в полном смысле поражали. Автор не считает себя хорошим психологом, но все-таки прожил почти шесть десятков лет и научился отличить проявления подлинных человеческих чувств от «игры на публику» - или в конкретном случае лучше сказать на нас, «столичных гостей». Никакой «игры» в этом общении Симиков с детьми не было, не ощущалось даже намеком – люди действительно стремились принести ребятишкам радость. Таких «поступков от души» в общении с Симиками мы видели немало. Так, во время посещения Муратово все мы – трое нас, приезжих, и группа Симиков, - беседовали стоя на улице. Мимо нас шла пожилая женщина с маленьким внуком, которому наши спутники тут же подарили игрушечные саблю и машинку. Немаловажно напомнить о том, что и в Муратово, и в Трехизбенке весьма сильны анти-украинские настроения среди определенной части населения – но для Симиков нет «своих» и «чужих» детей, есть только Дети Украины, в равной мере нуждающиеся в заботе.

Автор с ходу предполагает контраргументы : «украинцы стараются такими подарками «задобрить» нелояльное население и показать себя лучше, чем есть на самом деле». Отвечу – как говорится, каждый обо всем судит в меру своей испорченности. Хорошо известно, что как только российские войска приходят убивать на какую-то чужую территорию, сразу же следом за ними появляются грузы гуманитарной помощи – что сейчас происходит и на Донбассе, и в Сирии. В 1995 г. во время боев в Грозном один пожилой чеченец из ополчения так отреагировал на подобную традицию «русского мира» : «зачем нужно сначала все уничтожать и разрушать на своем пути, а потом все это «покрывать» гуманитаркой? Это все равно, что меня сначала убьют, а потом начнут совать кусок  хлеба в рот, упрашивая «ну съешь, пожалуйста»». Если сопоставить с этой извращенной практикой деятельность Симиков в тех же детских учреждениях, необходимо отметить два момента. Во-первых, украинская армия в таких проблемных по настроениям населения селах никогда ничего не громила и не уничтожала : разрушают своими обстрелами сепаратисты, от чего бойцы ВСУ и Симики стараются мирных жителей оградить. Во-вторых, трудно передать в рассказе эмоциональное впечатление, но пусть читатели поверят автору : наши спутники – Симики приехали в Муратово и Трехизбенку не «работать с детьми сепаратистов», а действительно просто общаться с детьми, к которым по определению не приложима формула Qui non est nobiscum, adversus nos est.

Важным направлением деятельности Симиков является организация хозяйственно – экономического взаимодействия военных с местным населением – приобретение у местных жителей необходимых продуктов, помощь гражданам в приобретении материалов для отопления домов и др.

Исключительно важные задачи решают представители структуры СИМИК в вопросах информирования населения и культурно – массовой работы. В очень многих местах прифронтовой зоны – с примерами этого мы сталкивались в населенных пунктах, расположенных вдоль либо на небольшом удалении от  Северского Донца, - медиа-информационное присутствие украинской стороны сведено к минимуму либо попросту отсутствует. Население продолжает слушать радио и смотреть телеканалы сепаратистов или их московских «друзей». Если добавить к этому активно работающее - благодаря достаточно интенсивным взаимным поездкам населения в обе стороны через КПВВ, - «сарафанное радио», информационное наполнение которого также формируется кремлевско – лугандонской пропагандой, настроения местного населения слишком часто оказываются направленными явно не в пользу Украины. Симики предпринимают самые активные и постоянные усилия, чтобы дать жителям этих мест какую-то альтернативную информацию – распространяют украинскую прессу, чаще всего местных областных изданий, различного рода листовки, афиши, проводят собеседования с гражданами в коллективном и индивидуальном порядке. Во многом на Симиках лежит ответственность за создание условий и технических возможностей доступа к украинским СМИ местностей, пока что «не покрытых» местным областным либо общенациональным телерадиовещанием. Усилиями Симиков в селах организуются праздники и иные культурно – массовые мероприятия. Напомним – даже в мирный период до «русской весны» на Донбассе все украинское – язык, культурные и культурно – бытовые традиции, - в значительной мере были «в загоне», занимая в социально – бытовой сфере неоправданно ущербное положение, причем и в тех местностях, где этнически – украинское население явно преобладает. Деятельность Симиков в культурно – бытовой сфере во многом призвана напомнить украинцам Донбасса, что они украинцы, а не упоминавшийся ранее автором бескачественный и «не помнящий родства» «суржик». Война на Донбассе не может длиться бесконечно, и рано или поздно ныне оккупированные территории вернутся в состав Украины. Возникнет вопрос – «как жить дальше?». Это самое «дальше» во многом будет зависеть от того, насколько местное население сможет осознать, почувствовать себя частью единого украинского не только административного, но и социального, культурного, морально – психологического пространства. В своей деятельности в информационной и культурно – бытовой сфере Симики уже сейчас закладывают основы такой необходимой интегрированности региона в Единую Украину. Подобные задачи вследствие своей достаточно узко-региональной специфики вряд ли учитывались американцами и другими странами НАТО при инициировании проекта CIMIC, как и при передаче накопленного в рамках этого начинания опыта украинской стороне. Следует признать, что при внедрении такой западной организационной новации украинцы проявили исключительно конструктивный подход, сумев совместить уже отработанные принципы и нормы работы структуры СИМИК с местными особенностями, с поиском решений порождаемых этими особенностями проблем. 

В завершении рассказа об организации СИМИК, этом уникальном для пост-советского пространства и исключительно успешном проекте, необходимо упомянуть еще один важный аспект. Продвижение этого проекта значимо не только как возможность обеспечить вполне приемлемые условия существования в зоне конфликта для мирного населения и наладить его нормальное взаимодействие с соседствующими с ним  воинскими формированиями ВСУ. Не менее важно то, что работа в структуре СИМИК бойцов, еще недавно бывших под огнем, прошедших ужасы донбасской мясорубки, имеет сильнейшую реабилитационную составляющую. Как известно, человеческая психика – «не железная». Среди ветеранов войн всегда, во все времена, во всех армиях – российской, украинской, германской, американской и др., - отмечалась повышенная склонность к суициду, алкоголизму, криминалу. И дело не в том, что кто-то воевал «за Райх», а кто-то за «торжество демократии», кто-то за «русский мир», а кто-то за «незалежну Украину». Просто слишком часто кошмары фронтовой бойни непоправимо калечат душу и сознание людей, делают их неспособными сжиться с новой, мирной обстановкой и мыслить и существовать «не-по военному». Можно с уверенностью сказать – выполняя свой долг, помогая людям, общаясь с детьми, Симики получают мощную «прививку» от такого «пост-военного» синдрома : глядя на тех из них,  с кем нам довелось общаться, невозможно представить, что кто-то потом захочет свести счеты с жизнью, а кто-то подастся в рэкетиры.

Четвертый момент, который по своей важности и значимости вероятно, должен был бы упоминаться первым – волонтерское движение, развернувшееся в Украине с первых этапов конфликта на Донбассе. Об этом явлении автору удалось получить весьма объемную информацию – помимо непосредственного общения с представителями волонтерского движения в зоне АТО, отзывов об их работе со стороны военнослужащих и иных силовиков, очень много об этом могли рассказать мои друзья Олег и Дмитро, тесно общавшиеся с волонтерами с самого возникновения этого движения. Если ранее речь шла об официальных силовых структурах, участвующих в событиях в зоне АТО, то волонтеры никаких структурных, организационных, а во многом и функциональных привязок к государственным инстанциям не имеют, это чисто общественное движение, возникшее по инициативе самих граждан. Его возникновение стало ответом на четко обозначившийся при возникновении конфликта вызов : уже на начальной стадии боевых действий, еще весной – летом 2014 г., стало понятно, что упомянутое ранее «разуто – раздетое» состояние украинских войск, их крайне недостаточная вооруженность  и оснащенность, уродливая система снабжения сражающихся частей с полным отсутствием сколь-нибудь «вменяемой» логистики реально могут привести к масштабному поражению, к сдаче всего Донбасса, а вероятно и к более тяжелым последствиям, к глубокому военно – политическому коллапсу всей системы украинской государственности. В условиях вышеназванного полного развала в те дни системы управления и тылового обеспечения ВСУ весь груз ответственности за исправление сложившейся ситуации пришлось взять на себя «общественникам» - волонтерам.

         В достаточно сжатые сроки им удалось если не полностью решить все возникшие проблемы, то по крайней мере добиться решительного перелома к лучшему. Бойцы на передовой начали получать нормальное питание, остро дефицитные в тот период специальную армейскую обувь, обмундирование и оснащение, все необходимые предметы индивидуальной экипировки военнослужащего. Начались регулярные поставки в зону боев не-летальных видов боевой техники – так, фактически исключительно благодаря волонтерам в действующей армии была во многом решена задача обеспечения средствами связи, радиоэлектронной аппаратурой, тепловизорами, системами управления огнем и др. Члены волонтерского движения вынуждены были «добывать для фронта» все необходимое, начиная с наиболее простых элементов необходимого оснащения типа шанцевого инструмента, иных средств инженерного обеспечения. Самое действенное участие приняли волонтеры в снабжении сражающихся войск средствами транспорта, постоянно оказывали помощь и самостоятельно решали вопросы эвакуации с поля боя и ремонта поврежденной военной техники. Поистине неоценим вклад волонтеров в организацию и функциональную «раскрутку» системы медицинской помощи военнослужащим – и в этом случае приходилось «доставать из-под земли» практически все – лекарства, бинты, хирургический инструмент и т.д. Преимущественно благодаря общественникам – энтузиастам удалось развернуть медицинскую базу в непосредственной прифронтовой зоне и систему эвакуации раненных в тыловые госпитали, многие волонтеры с медицинским образованием приняли активное участие в оказании первой помощи пострадавшим сразу же на передовой и на приближенных к ней перевязочных пунктах.

         В решении этих задач волонтеры проявили уровень организованности, профессионализма и мастерства, которые на тот момент были даже теоретически недосягаемы для коррумпированной военной бюрократии, которой надлежало «по штату» заниматься всеми этими проблемами. Удивляет высоко – квалифицированный подход волонтерских организаций в применении принципов грамотного менеджмента : активность осуществлялась не по примитивному принципу «армии вообще нужно того-то и столько-то», а на «целевых» началах – выяснялось, в какой части, подразделении возникла нехватка, острая потребность в тех или иных военных материалах или средствах, и именно в соответствии с таким заказом добывалось и поставлялось адресату все необходимое. По признаниям самих участников волонтерского движения и участников боев, организация логистики у волонтеров стоит на таком уровне, которому могут позавидовать тыловые службы многих армий : волонтеры всегда старались поставить все необходимое в боевые подразделения в нужном количестве, туда, где это действительно необходимо и в то время, когда эти поставки наиболее востребованы. В добывании всего привозимого в зону АТО волонтеры также проявляли чудеса изобретательности и умения – обращались в государственные инстанции, к представителям бизнеса, в различные предпринимательские структуры, общественные организации, наконец, к простым гражданам. Нередко самое остро-необходимое, в частности лекарства, продукты питания и др. волонтерам  буквально приходилось приобретать на свои деньги. Очень важную поддержку оказали в этом плане украинским волонтерам различные международные организации – так, к примеру, волонтеры – пятидесятники Славянска опираются на самую широкую гуманитарную помощь, идущую в Украину по линии международных протестантских объединений.

Добавим ко всему сказанному – очень часто волонтерам приходилось доставлять свой груз на передовую под огнем, рискуя жизнью, среди них немало погибших и раненных при выполнении своих обязанностей. Попав в плен, члены волонтерского движения подвергались тем же анти-гуманным формам обращения со стороны оккупантов, как и бойцы ВСУ.

         Наконец, неоценима заслуга волонтеров в создании наиболее благоприятной морально – психологической атмосферы среди бойцов украинских войск, сражающихся на передовой.  Помимо доставки газет, других информационных средств, представители волонтерского движения выступали в качестве наиболее эффективного посредника, связывавшего бойцов с домом и родными – в условиях хаоса и неразберихи на первоначальном этапе войны именно волонтеры могли быстро доставить письма бойцов их близким и привезти на передовую весточку от родных. Сразу же после начала боевых действий большинство населения страны восприняло борьбу против сепаратизма как дело, касающееся каждого украинца, как большую общенациональную задачу, Украину охватил удивительный по силе и размаху патриотический подъем. Одним из проявлений этого стала совершенно спонтанная, без всяких «ЦУ сверху», активность простых граждан, собиравших для воюющих бойцов посылки, еду, теплую одежду и обувь, иные необходимые вещи. И конечно, все эти посылки сопровождались письмами, в которых жители Украины выражали чувства любви и поддержки к своим защитникам. То, что весь этот поток помощи и поддержки неизменно и беспрепятственно достигал назначения, приходил в сражающиеся подразделения – исключительная заслуга волонтеров. Во время поездки нам довелось услышать удивительные истории, как благодаря такой налаженной связи «тыл – фронт» бойцы на передовой находили верных друзей в глубине страны, люди присылали солдатам и офицерам не только все необходимое, но и ценные для них самих предметы, семейные реликвии. Дети писали письма бойцам, в результате чего устанавливались узы породненности, бойцы тех или иных подразделений «усыновляли» ребятишек, лишенных родительской опеки. Можно с уверенностью утверждать – благодаря такой подвижнической деятельности волонтеров украинцы по всем признакам впервые за длительное время реально смогли ощутить себя как единую Нацию, единый живой организм. Даже Майдан был еще делом относительно небольшой части украинского общества, но всенародная поддержка бойцов на фронте, ставшая реально полномасштабной и «живой» прежде всего благодаря волонтерам, уже бесповоротно превратила украинский народ в единое и нераздельное целое.

         Во многом благодаря инициативам, выдвинутым волонтерами, в Украине, ее вооруженных силах возник удивительный для пост-советского пространства феномен – институт Военных капелланов. Ничего общего с формализованным и «ономенклатуренным» присутствием в российской армии священников РПЦ, несущих службу «по приказу» гундяевского священноначалия и сеющих в войсках плевелы шовинистического «державничества», у этого института нет. Среди бойцов ВСУ, иных украинских силовых структур возникла реальная потребность в духовном окормлении, которое остающаяся самой крупной в стране церковной организацией УПЦ Московского Патриархата просто не захотела давать. Началось встречное движение – представители многих конфессий Украины сами, без всяких «указаний сверху» направились в войска, предложив свою духовную помощь и поддержку. Самый четкий показатель искренности и нацеленности на действительные нужды и чаяния людей этого начинания – полное отсутствие в движении Военных капелланов каких-либо конфессиональных разделений и «перегородок». Так, в зоне АТО главный военный капеллан – греко-католик. Наши Славянские друзья, волонтеры – пятидесятники Андрей и Володя, работающие капелланами, рассказывали, что в молитвах вместе с ними иногда участвовали целые подразделения по 200 человек, и ни один из бойцов не поинтересовался – ведут службу православные попы, католические ксендзы или протестантские священники. Все просто молились и слушали Слово Божье. Обще-человеческий, гуманистический пафос волонтерского движения наиболее рельефно отразился в словах Андрея и Володи – если к ним обратятся за духовной поддержкой сепаратисты, эта поддержка будет им оказана.

         И последнее, но отнюдь не маловажное в общей характеристике сделанного за минувшие три с лишним года украинскими волонтерами. После Майдана и начала российской агрессии Украина встала перед выбором – либо осуществить широкомасштабные реформы, пройти всеобъемлющую модернизацию, либо погибнуть. От предшествующего периода страна унаследовала чудовищно косный, тотально коррумпированный административно – управленческий аппарат, в таком реформировании не только не нуждавшийся, но и сходу начавший ему противиться и тормозить его. В сочетании с весьма сомнительными моральными и профессиональными достоинствами значительной части депутатов Верховной Рады последнего созыва такое «торможение» создало реальную угрозу не просто интересам, а самой выживаемости страны. Мы в Молдове знаем на собственном примере, что при таком положении даже активно стремящиеся симулировать про-европейскую ориентацию руководящие круги могут годами дурачить западных партнеров реляциями о «продвижении реформ», реально ничего не делая. Молдове после 2009 г. было хорошо в отсутствии чисто военных угроз и вызовов, Украина оказалась в несопоставимо более жестких условиях. В подобной ситуации единственный фактор, который может подталкивать власти к каким-то шагам по модернизации страны – мощное общественное давление, создание определенной «критической массы» гражданского стремления к обновлению. Простой пример – если бы правительство П.Филипа в январе 2016 г. было утверждено в атмосфере лениво – равнодушного отношения населения, можно быть уверенными – в условиях уже реализованного всевластия В.Плахотнюка молдавское руководство очень быстро отказалось бы даже от имитирования реформ. Но все произошло под бурю штурмующего Парламент возмущенного народа – и поэтому П.Филип с А.Канду теперь стараются «что-то такое изобразить» в плане реформаторства. В Украине, пожалуй, главным ферментом в создании и сохранении названной «критической массы» общественных настроений, оказывающей давление на власти и заставляющей пусть «со скрипом», но идти по пути обновления, стало волонтерское движение. Волонтеры не ходят под стены правительственных учреждений в Киеве на митинги - все это скорее забота политических партий, выступающих в настоящее время, по оценке Луганского губернатора Ю.Гарбуза, скорее вредным балластом в украинской общественно – политической жизни, - а просто продолжают делать свое дело. Однако именно благодаря их усилиям в украинском обществе сохраняется тот необходимый градус настроений, при котором  правящие элиты уже не смогут лишь имитировать необходимые изменения – реформирование властных структур, борьбу с коррупцией и т.д., не делая никаких реальных шагов.

         Автору доводилось слышать различные версии, отвергающие представления о волонтерском движении в Украине как о форме самоорганизации граждан – выдвигаются предположения о том, что это начинание инициировано теми или иными олигархами, что волонтеры – это всего лишь «гражданская ветвь» Добробатов и др. Объединяет все эти интерпретации то, что все они неизменно усматривают в организациях волонтеров элемент «организованности сверху», определенной «заказанности» теми или иными заинтересованными силами. Доказывать с пеной у рта, что такого никогда не было в помине, автор не будет, однако три примечательных момента считает необходимым отметить. Во-первых, самому автору в ходе поездки довелось общаться исключительно с волонтерами, которых никто специально не «организовывал» и не «направлял», это были исключительно люди, пришедшие в волонтерство по велению сердца. Неоднократно упомянутые Славянские пятидесятники Андрей и Володя начали развертывание волонтерского движения в Славянске и Славянском районе не по чьей-то указке, а просто опираясь на организационные и материальные возможности своей религиозной общины. Наилучшим подтверждением того, что ими никто не «руководил», является тот факт, что они начали оказывать посильную разнообразную помощь нуждающимся еще в период, когда в этом регионе бесчинствовали бандиты Гиркина и «Моторолы», причем, как упоминал ранее автор, некоторым членам общины пятидесятников это стоило жизни. Работающих в Станице-Луганском районе волонтеров – женщин – ставшую знаменитой Викторию Мирошниченко и ее помощниц, - также никто не «гнал» в зону конфликта, Виктория просто приехала на Донбасс с Волыни, чтобы оказывать поддержку людям, пострадавшим от боевых действий либо обреченным выживать в условиях обстрелов, разрушения инфраструктуры и прочих связанных с войной тягот.  Эта женщина – подвижница удостоилась высокого звания Народный Герой Украины – высшее отличие в волонтерском движении. Второй заслуживающий упоминания момент тесно связан с первым и логически из него вытекает – те волонтеры, с которым приходилось общаться автору, произвели впечатление настоящих, неподдельных энтузиастов своего дела, каковых в созданных по указке сверху и в той или иной форме «срежиссированных» движениях по определению просто не может быть. Автор вырос в «застойное время» и прекрасно помнит цену тому же лакированному «комсомольскому энтузиазму» той поры : целый ряд его знакомых побывал тогда на строительстве БАМа – вернувшись, люди рассказывали, что «пламенеющих сердец» там не было – работали либо стройбатовцы, либо зеки, либо «охотники за длинным рублем». Напротив, и Володя Стрельцов, и Андрей Борыло, и Виктория Мирошниченко, и ее коллеги поразили автора своей увлеченностью и горячим стремлением делать по-настоящему доброе и нужное дело, невзирая на тяготы, а иногда и опасности. Положа руку на сердце, автор может утверждать – ТАКИХ людей он в своей жизни  до сих пор не встречал.  И третий момент – все откровенно «спущенные сверху» проекты как правило не пользуются серьезной и широкой поддержкой простых людей – «рядовые граждане» могут не разбираться в политике, не знать принципов разделения властей и начал публичного управления, путаться в ориентации тех или иных партий, но в любом общественно – политическом течении реальную добровольность и «казенность» они как правило инстинктивно различают без труда. Украинское волонтерское движение, получив поначалу, в первой половине 2014 г., наиболее сильное распространение в западных регионах страны с их более развитой политической культурой, более высоким на тот момент уровнем национального патриотизма (сейчас ситуация в этом плане в стране в основном выровнялась – сейчас в Херсонской или Харьковской области патриотические настроения большинства населения могут не уступать Львивской или Ривенской областям) и более устойчивыми традициями развитого Гражданского Общества, сразу же получило опору и поддержку со стороны сотен тысяч патриотов. Выше автор упоминал, что люди передавали в руки волонтеров для отправки в зону АТО иногда практически последнее, что имели. «Питомцам олигархов» такого доверия не было бы никогда, а оно ничуть не снизилось, напротив, возросло за прошедшие годы. 

         После окончания в начале 2015 г. активной фазы боевых действий выполняемые волонтерами задачи в зоне АТО несколько изменились. Снабжение войск в зоне боев по линии тыловых структур ВСУ, как отмечалось ранее, если и не стало идеальным, то достигло вполне удовлетворительных показателей, поэтому постоянно «закрывать бреши» в вопросах фронтовых поставок волонтерам уже не нужно. Связь «общественников» с войсками сохранилась, однако приобрела иной характер, стала более ориентированной на удовлетворение повседневных чисто бытовых нужд бойцов. Во время поездки из Славянска в одно из расположенных неподалеку артиллерийских подразделений Андрей привез подарок – трубу для сооружаемой печки. Волонтеры – капелланы продолжают свое религиозное служение в войсках, привозят письма, выполняют мелкие просьбы военнослужащих – так, во время нашего пребывания в Славянске одному из солдат необходимо было отправиться в отпуск к родным в другую область – волонтеры помогли с транспортом, отвезли на вокзал.

         Одна из самых благородных обязанностей, которую взяли на себя волонтеры – помощь, а иногда и самостоятельная организация и проведение обмена военнопленными. Хорошо известно, что на официальном уровне все такие процедуры по вине постоянных проволочек и внезапно появляющихся дополнительных требований со стороны сепаратистов как правило «идут очень туго», люди, относительно которых уже достигнута договоренность, могут неделями ждать счастливого дня. На уровне неформальных контактов «через линию фронта» все решить и сделать намного проще : Славянские волонтеры – пятидесятники нередко берут на себя эту миссию, в лагере противника их хорошо знают и доверяют – за годы конфликта пятидесятники заслужили всеобщее уважение своей честностью, не-ангажированностью, отсутствием предпочтений «свои – чужие» в гуманитарных вопросах и готовностью всегда прийти на помощь нуждающемуся, какую бы сторону конфликта он ни представлял. И все – таки, по словам Андрея и Володи, обмен пленными с необходимостью ехать на оккупированные территории всегда связан со смертельным риском – никто не может быть гарантирован от того, что в стане «освободителей» не найдется какой – нибудь обкуренный отморозок, захотевший «пострелять».

         И все-таки главной  областью приложения усилий волонтеров в настоящее время, в период относительного (иногда – слишком относительного) затишья на фронте стала всесторонняя помощь населению, проживающему в зоне конфликта. В некоторых моментах задачи, решаемые в этом плане волонтерами, аналогичны тем, которые осуществляют Симики, различие в том, что СИМИК действует как официальная структура, призванная поддерживать оптимальные отношения военных с населением, а волонтеры – чисто общественное движение, просто нацеленное на помощь нуждающимся. Другое различие между деятельностью этих двух организаций : если для Симиков более важным является обеспечение нужд населения, непосредственно связанных с ведением боевых действий – борьба с минной угрозой, различного рода ремонтные работы, помощь пострадавшим от обстрелов, - то деятельность волонтеров в последнее время приобретает все более гуманитарную направленность. Так, в Станице – Луганском районе В.Мирошниченко и ее помощницы во многом взяли на себя заботу об обеспечении школ, иных детских учреждений учебниками, пособиями, литературой на украинском языке. Виктория курирует работу находящегося в прифронтовой зоне Детского дома для ребятишек с ограниченными возможностями, зачастую брошенных родителями – для них она стала «новой мамой» и отдает все силы на их поддержку, а иногда и прямую защиту от чиновничьего произвола. В этой работе женщины – волонтеры Станице – Луганского района опираются на постоянную и очень активную поддержку местной районной госадминистрации – наша беседа с В.Мирошниченко и ее спутницами проходила в кабинете главы местной администрации Ю.Золкина, удивлял уровень взаимопонимания между официальным руководством района и волонтерами – создавалось впечатление, что в подходе к тем или иным возникающим проблемам они понимали друг друга в полном смысле «с полуслова».

         Помимо удовлетворения повседневных нужд населения волонтеры активно участвуют в реализации более крупных проектов гуманитарного профиля. Так, совместными усилиями Станице-Луганской районной администрации и женщин – волонтеров получило широкое развитие важное и весьма своевременное начинание – организация поездок групп школьников из района и райцентра в Киев и в западные области Украины. О постепенной трансформации настроений населения в зоне конфликта речь пойдет в следующем, завершающем очерке, однако в данном контексте отметим – прилегающие к Северскому Донцу районы, населенные пункты традиционно являются зоной довольно интенсивных анти-украинских, сепаратистских настроений. Людям в этой зоне десятилетиями ввинчивали в мозги представления о «западенцах», «бандеровцах» как о каких-то злобных низколобых каннибалах, поэтому весной 2014 г. истошные вопли бежавших из Киева «беркутовцев» и местных «регионалов» - «сюда идут бандеровцы!», - породили весьма определенный резонанс. Ю.Золкин и В.Мирошниченко рассказывали : в группы, направлявшиеся в столицу и на Запад страны – посмотреть вблизи на «кровожадных бандеровцев», увидеть, как они живут, - отбирались подростки, многие из которых представляют семьи наиболее отъявленных местных сепаратистов и поэтому поначалу относившиеся к самой идее таких поездок весьма настороженно. Эффект этого начинания обычно превосходил ожидания – «урожденные сепаратисты» возвращались в Станицу Луганскую в майках с украинской символикой, с украинскими флагами, полюбившими петь украинские песни.

         В заключении рассказа о волонтерах отметим – и Украина, и Молдова в настоящее время сталкиваются с рядом одинаковых либо аналогичных проблем. Одна из них – трудности в процессах не «верхушечно» - декларативной, а реальной, «повседневной и повсеместной» европейской интеграции. Нетрудно понять, что руководящие органы как в Киеве, так и в Кишиневе могут принимать самые совершенные, выверенные по европейским стандартам законы, могут проводить самые необходимые реформы и обеспечивать все демократические нормативы – при этом если сами граждане наших двух стран не станут «европейцами у себя дома», не примут европейский менталитет, правила и принципы повседневной жизни, а продолжат существовать в традициях дегенеративного «евразийского» дикарства, никакого «вхождения в Европу» не будет. Никогда. Мы в Молдове можем видеть эту проблему на каждом шагу – до тех пор, пока молдавский народ не вырвется из тисков тупого церковного «обрядоверия» (ничего с настоящей христианской верой не имеющего) и дремучего «нанашизма», пока молдаване не отучатся рассуждать по принципу «подумаешь там – Закон, вот батюшка сказал… (или вариант – «вот нанаш сказал….)», о европейском будущем для страны на стоит и мечтать.  Со своей стороны волонтерское движение в Украине – это реальный элемент европейской жизни, прочно привившийся в соседней стране. Мы в Молдове не имеем даже отдаленного представления о том, что значит волонтерство для европейских стран, поскольку у нас нет даже слабых «проростков» такового, при этом в любой стране Старого Света действуют сотни, если не тысячи подобных организаций, возникших совершенно спонтанно и объединивших тех, кто просто хочет «служить людям».  Поэтому волонтеры в Украине – четкий признак того, что на общественно – гражданском уровне эта страна уже сделала гигантский, решающий шаг в сторону Европы.

         Наконец, в завершении очерка «Они сражаются за Родину» необходимо упомянуть о важнейшей роли областных и районных государственных администраций, действующих в зоне АТО. Более подробно о некоторых аспектах их деятельности речь пойдет в следующем очерке, при этом отметим – эти органы управления построены как «военно – гражданские», т.е. объединяющие функции как общего военного, так и собственно административного руководства. Местные администрации, конечно, непосредственно не планируют, не подготавливают и не руководят боевыми действиями на фронте, однако общая координация действий армейских, иных силовых, и чисто гражданских структур на данной территории находится в их компетенции. Именно от этих инстанций зависит, чтобы и ВСУ, и пограничники, и органы МВД, и Симики, и волонтеры работали рука об руку как единый слаженный механизм. На настоящий момент можно с уверенностью фиксировать, что структуры госадминистраций со своими задачами в зоне конфликта справляются если не идеально, то вполне уверенно и успешно. В ходе поездки мы общались с такими представителями государственно – административного аппарата как Юрий Гарбуз и Юрий Золкин, и можно с уверенностью сказать – если бы не их подвижнический труд, ситуация в зоне АТО была бы несопоставимо более осложненной и не дающей поводов для оптимизма. А такие поводы есть – об этом расскажем в следующем очерке.

 

Еще на темы: война  украина  россия  донбасс  

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (2)

0+

Previous Entry Share Next Entry
Уничтожение радикалов - первоочередная мера денацификации Украины.
gawrusha
May 2nd, 2016
В годовщину трагедии 2го мая выскажу то, что многие хотят сказать, но как-то стесняются.
Говоря о предстоящей денацификации Украины, мы отдаем себе отчет, что денацификация - это целый комплекс мер системного характера (силовых, политических, юридических, гуманитарных, информационных, образовательных). Некоторые из таких мер должны исполняться параллельно, а некоторые последовательно. Те, которые исполняются последовательно - имеют определенную очередность. Не выполнив первое, сложно будет успешно выполнить второе, третье, и т.д. Таким образом, существуют мероприятия, к которым следует преступить безотлагательно на самом раннем этапе денацификации, поскольку, иначе, все остальные действия будут попросту неэффективны.
kazn-voennyh-prestupnikov-na-Ukraine-1946-god-9.jpg
Убежден, что первоочередное мероприятие в рамках денацификации - физическое уничтожение радикалов. Речь не сколько об участниках карательных батальонах (с ними все ясно совершенно однозначно), а главным образом о так называемых "гражданских активистах". Все эти цивильные корпуса Азова, самообороны Одессы, братство Корчинского, автомайдан, усльтрас, и многие прочие "сознательные патриоты". Те, кто ходит с факелами, валит памятники, бьет пенсионеров ногами в живот, громит посольства-банки, закидывает коктейлями молотова редакции независимых СМИ, разгоняет митинги, захватывает церкви, кто сжигал дом профсоюзов в Одессе, кто оскорблял умерших громя мемориалы, топча цветы и портреты погибших, расстреливая траурные воздушные шары, нападая на родных, приходящих на поминки, те кто не дает своим жертвам покоя даже после смерти. Эти животные должны быть истреблены.
С морально-этической точки зрения все просто. Они не люди. Те, кто бьет стариков ногами в живот - не люди. Кто глумится над трупами - не люди. То что они творят - не объяснить ни какой идеологией, политикой - ни чем... Есть грань, за которую человек никогда не зайдет, ни при каких условиях. Во-первых, убийство гражданина за иную точку зрения - само по себе дикость. Во-вторых, во время войны даже непримиримые враги по крови и вере имеют представление о чести: позволяют забрать друг другу тела павших товарищей, либо хоронят сами трупы врагов, отдавая им дань уважения. Оказывают медицинскую помощь пленным, либо пропускают (не убивают) врачей в стан противника, воду, медикаменты. Так было всегда - и во времена крестовых походов и во вторую мировую (даже со стороны немцев). Потому что человек тем и отличается от животного, что у него есть мораль (хотя и животные не проявляют агрессии ради развлечения). Как же тогда назвать существ, сжигающих кресты на могилах убитых ими безоружных соотечественников?
T0qSJIS9rsk.jpg
Тот, кто лишен морали - не человек. И даже не животное. Урод. Бракованная особь. Такой брак нужно уничтожать хладнокровно, без ненависти. Даже если отбросить идеологическую составляющую - эти существа не должны ходить среди людей, так как представляют опасность для общества (склонны к массовым убийствам), а значит, даже если отсидят срок - все равно собьются в стаи, и будут продолжать свои бесчинства снова, но уже исподтишка. В этом нет никаких сомнений, поскольку в основе укронационализма лежит истерический фанатизм ("“Фанатик” сразу же признаёт свою правду целостной, общей, явленной, она должна быть принята другими. Отсюда его агрессивность и нетерпимость к другим взглядам ... безграничная ненависть ко всему, что мешает ее реализации, — вот сумма чувств, которая охватывает каждого истинного революционера, фанатика ... чувственные идеи “фанатиков” не знают терпимости»" (c) Д. Донцов «Фанатизм и “аморальность” как четвёртый закон волевого национализма»), что ставит украинского националиста на одну ступень с религиозным фанатиком-джихадистом, т.е. характеризует как социально-опасного маньяка, не способного к перевоспитанию. Кроме того, эти уроды будут размножаться, воспитывать своих детей соответствующим образом, а значит портить генофонд нации. То-есть, даже с гигиенической точки зрения их ликвидация оправдана. gawrusha.livejournal.com

0+

Я уже писал о беспределе, который существует на Украине уже много лет везде на вокзалах в аэропортах, гделюбого могут опаскудить, конфисковать багаж, забрать деньги и жаловаться там некому. Сейчас Украина- это территория укро-мордора и бандеро-оркав. Жестоко избитые в Затоке братья обвинили украинских полицейских и раскрыли схему расправы с туристами.Стали известны подробности о том, что случилось в Затоке Одесской области с братьями-близнецами из Молдовы.
Денис Мороз утверждает, что свидетели преступления боялись сказать правду, а полицейские чуть ли не насмехалась над ними и проявили полную безразличность.
- Меня с братом избили, - рассказал Денис «Блокноту Молдова». - Но в отделении полиции нам сказали, что нет смысла писать заявление. По их словам, в таком случае придется остаться на месяц в Затоке, чтобы давать показания и опознать нападавших людей. Когда мы с участковым и милиционером пришли на место преступления, я указал им на пятна крови, где нас били. Там в ларьке люди работали. Когда же их спросили, что произошло, они ответили: "Мы ничего не видели!" Нет слов просто!
Денис отметил хамское отношение местных правоохранителей, которые вместо того, чтобы предпринять срочные меры по задержанию преступников, поиздевались над молдавскими туристами.
- Минут 20 они просто ходили вокруг да около, просили подождать, - говорит пострадавший гражданин Молдовы. - Мы просили у них телефон, Интернет, в ответ полицейские говорили: "У нас нету, подождите". Полиция и не хотела, чтобы мы писали заявление. Сказали: радуйтесь что живы остались.
Ребятам всё-таки удалось добраться в Молдову. Находясь в беспомощном положении, они обратились к хозяйке квартиры, которую они снимали.
- Хозяйка деньги дала - ровно чтобы хватило на билеты, - отметил Денис Мороз.
По словам молодого человека, на них напали у обменного пункта. Причем, либо знали что именно они придут обменять деньги, либо ждали любого другого человека у обменника. Сейчас в Затоку едут многие туристы с разной валютой, и обменные пункты стали очень востребованными.
- Мы хотели поменять деньги, а там, видимо, уже поджидали, - сделал вывод Денис. - Потому что нам человек посоветовал подойти к этим ребятам. На нас напали человек десять, пятнадцать. Били два-три человека, остальные стояли живой стеной, чтобы это не было видно.
Братья получили многочисленные ушибы и рассечения. К врачам они еще не обращались.
- Главное - переломов нет, - отметил Денис Мороз. - У брата Саши синяки, а мне меньше повезло. Получил рассечение подбородка, после второго удара откусил внутреннюю часть нижней губы, сейчас кушать тяжеловато. 1news.md

Эксклюзив&Переводы eNews

Бессарабия: еще один случай «забытого» Холокоста

Эта статья впервые была опубликована в качестве послесловия к книге Яна Томаша Гросса "Золотая жатва",...
15 ноября 2017 в 13:15
0

115 эпизодов «дела о миллиарде» 2010-2015г.г (политэкономический аспект)

Виссарион Чешуев, член Экономического Совета при Президенте Р. Молдова  ( cevismol @ gmail ....
3 октября 2017 в 20:47
1

Почему болгар становится все меньше?

  Image caption Сейчас в Болгарии живут около семи миллионов человек. К 2050 году их...
9 сентября 2017 в 19:34
1

Свежие статьи

Плахотнюк надул Додона, или Додон «кинул» Чебана?

Неожиданное для многих решение демократов бросить на Кишинёв менеджера в юбке Сильвию Раду на самом...
13 ноября 2017 в 23:01
1

Сдувшийся Додон. Почему падает рейтинг лидера фейсбучной оппозиции

Президент Игорь Додон выступил против закрепления за румынским языком государственного статуса и предложил...
6 ноября 2017 в 23:15
0

«Проект Бэсеску». Кому выгодно участие экс-президента Румынии в молдавской предвыборной гонке

Бывший президент Румынии и почетный председатель «Партии национального единства» Траян Бэсеску активно...
10 октября 2017 в 10:51
3